История Черногорова — история предательства интересов людей Избранное

25.02.2021 06:22
shadow

Продюсер и певец, основатель легендарного «Ласкового мая» Андрей Разин проводит на Ставрополье встречи с целью, как он сам заявил, «удержать край от новой катастрофы». Когда-то помогавший Александру Черногорову стать губернатором, Разин обещает рассказать всю правду жителям Ставропольского края о том, как его экономика оказалась подорвана беспрецедентным переделом собственности, а также о многих других незаконных сделках во время правления экс-главы региона.

Шоумен и политик считает своим долгом предостеречь ставропольцев АНДРЕЙ РАЗИН. ФОТО: СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ.

— Я думал, что этот человек, разоривший край, уже получил ясный сигнал об оценке своей работы после отставки с должности губернатора, а затем ещё и увольнения за профнепригодность с поста заместителя министра сельского хозяйства России, — не скрывал своих эмоций во время нашей беседы один из самых известных ставропольцев. — Но он снова рвётся во власть, теперь уже в Госдуму России по Георгиевскому одномандатному округу и одновременно собирается судиться со своей страной в международном суде. Вы представляете себе в сегодняшних условиях процесс «Черногоров против России», если он к тому же ещё и станет депутатом? Позорище! Нужен нам такой депутат, для которого меркантильные интересы важнее репутации собственной страны?  

— Андрей Александрович, что вы имеете в виду, когда говорите на встречах с жителями края о том, что Черногоров связал себя долгами, которые потом пришлось отрабатывать?

 

— Слишком много у него было обязательств. Когда в 1996 году он в первый раз шёл на выборы губернатора, я практически полностью оплачивал всю его избирательную кампанию, выпуск агитационных материалов, но ничего у Черногорова не просил и впоследствии возглавил общественную организацию — Ставропольский фонд культуры. Во время выборов я и все члены его команды, которые верили в Черногорова, очень просили его ничего ни у кого не брать, чтобы не запачкаться и потом не расплачиваться за это должностью в случае победы.

Было несколько попыток передачи ему денег бизнесменами с запятнанной репутацией, которые мы пресекли. Всё шло нормально, но когда стало ясно, что Черногоров вышел во второй тур и может победить, на него стали делать ставки люди с серьёзными деньгами, причём в первую очередь из соседних с краем республик. Как потом выяснилось, пока я и все наши соратники из последних сил бились во втором туре, проводили встречи с людьми и убеждали их голосовать за честного человека, тот «честный» в кавычках кандидат проводил совсем другие встречи, тайком от всех.

Он сразу почувствовал вкус денег, только в выборы их не вкладывал. Первые тревожные сигналы появились сразу после избрания Черногорова губернатором. Он сразу стал себе подыскивать элитную квартиру, полюбил дорогостоящие иномарки, ни в чём себе не отказывал. Молодой коммунист на выборы шёл под знаменем борьбы с коррупцией, но как только дорвался до власти, окунулся в неё как в джакузи, которое тут же установил в своём служебном кабинете.

 

К нему потянулась вереница влиятельных выходцев из кавказских республик, которые стали получать должности в ведущих, бюджетообразующих предприятиях промышленности, энергетики, сельского хозяйства. Например, известный на всю страну ликёро-водочный завод «Стрижамент» пришлые хозяева разорили в считанные месяцы.

— До сих пор Ставрополью аукаются отголоски земельных конфликтов на востоке края. Вы были свидетелем того, как они зарождались?

— Всем земельным проблемам и конфликтам в восточных районах края мы обязаны Черногорову. Это он назначал глав районных администраций по совету своих новых друзей из Дагестана, который, как известно, граничит со Ставропольем на его востоке. А те решали их вопросы с землёй. Например, в 1954 году 60 тысяч гектаров зимних пастбищ государственного фонда, расположенных на территории Нефтекумского района Ставропольского края, были закреплены за дагестанскими предприятиями, на них паслись отары овец, а в 1994 году земли перешли в краевое подчинение и представителей соседней республики попросили территорию освободить.

Так бы и случилось, если бы уже через два года ставший губернатором Ставрополья Черногоров не стал бы раскручивать историю в обратном порядке. Сложилась парадоксальная ситуация, когда руководитель края делал всё для того, чтобы снова отдать соседней республике только что возвращённые земли. И ведь это не был вопрос официального спора между двумя субъектами федерации. К Черногорову постоянно приезжали какие-то «тёмные» личности, они вынашивали совместные планы по распределению и пользованию ставропольских земель. И эти планы успешно воплощались в жизнь. И там ведь не только пятитысячные отары паслись. Строились дома, понеслась прописка, хлынул поток мигрантов, десятки тысяч человек при Черногорове успели осесть в восточных районах края. Как вы понимаете, вовсе не чабаны, которых для выпаса овец требуется в тысячу раз меньше.

 

Сегодня эти 60 тысяч гектаров находятся в крае, и действующий губернатор Владимир Владимиров не раз обозначал свою жёсткую позицию по этому вопросу. На кого в этих условиях рассчитывать тем, кто всё ещё надеется провернуть афёру с возвратом земли? Наверное, на своего «старого друга» Черногорова, хорошо «проверенного» ещё в период его губернаторства. Теперь уже дагестанские бизнесмены рассчитывают, что Черногоров станет депутатом Госдумы России и будет пробивать этот вопрос на федеральном уровне, отрабатывая то ли прежние долги, то ли уже вложенные в его нынешнюю кампанию деньги. Не зря же он выбрал именно тот округ из четырёх в Ставропольском крае, в который входят восточные районы края. Больше того, насколько мне известно, на этой земле есть разведанные залежи нефти и газа, так что не за овечек эта борьба идёт.

— Вы не скрываете, что были одним из тех людей, кто способствовал приходу Александра Черногорова на пост губернатора Ставропольского края. Как его соратник, вы пытались его как-то поправить, остановить?

— Конечно, пытался. Будучи не только членом его команды, но и депутатом краевой Думы, я активно выступал против возврата земель в другие регионы, говорил, что он не вправе торговать интересами жителей края. Но он быстро перестал слушать критику, зато всё больше слушал тех, за кем стояли большие деньги.

Вообще вся история Черногорова — это история постоянного предательства не только тех людей, кто ему помогал и кто в него верил, но и тех людей, кого был обязан защищать избранный губернатор — всех жителей Ставрополья, которое его выкормило, вырастило и воспитало на свою беду. Он любил повторять слова настоящего героя, погибшего в концлагере генерала Карбышева, о том, что убеждения не зубы, которые выпадают от недостатка витаминов. Но сам, ничего не стыдясь, сменил уже четыре партии, и, глядя на него, не скажешь, что витаминов ему не хватает.

В декабре 1996 года Черногоров стал губернатором, а уже летом 1997 года он, вопреки действовавшему тогда уставу края, назначил по просьбе своих новых покровителей сначала своим первым заместителем, а потом и председателем правительства уроженца кавказской республики. И только через два года, когда увидел, что все финансовые вопросы решаются в обход губернатора, без которого председатель правительства преспокойно обходится, он снова перекроил схему управления краем и назначил во главе правительства себя.

Что касается моего участия в приходе Черногорова к власти, я уже принёс за это публичные извинения жителям края, готов повторить это и сейчас. Этот человек разорил экономику Ставрополья, нанёс ему непоправимый ущерб в угоду личным интересам. Если он станет депутатом, то будет продолжать работать не на ставропольцев, а на своих спонсоров.

— Раньше в интервью «МК» вы рассказывали о том, что у Черногорова были долги даже перед боевиками во главе с Басаевым, на счету банды которого тысячи жизней россиян. В условиях угрозы международного терроризма эта история выглядит особенно зловеще…

— Я не только рассказал об этом, но и узаконил свои слова решением суда. По заявлению Черногорова прокуратура края возбудила против меня уголовное дело. Тогда формулировка статьи звучала так: распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица. Но суд не нашёл в моих действиях признаков преступления.

Напомню историю с Басаевым, она началась в 1997 году. Черногоров под своё поручительство договорился о поставках на Ставрополье топлива из Азербайджана в обмен на зерно. Сумма сделки была больше миллиона долларов. ГСМ поступили в край, был получен аванс в 200 тысяч долларов, но в Петровском районе пшеницу в нужном объёме не отгрузили. Когда стали разбираться, выяснилось, что топливо было вовсе не из Азербайджана, а из Чечни, а его хозяином оказался лично Басаев. И вот в то время, когда Владимир Путин начал антитеррористическую операцию в Чечне и военные действия приняли активную фазу, Черногоров принимал делегацию так называемого Чеченского правительства, которая приехала устанавливать со Ставропольем «мирные двухсторонние связи»!

На самом деле, Басаев послал своих гонцов за недополученным зерном, и все переговоры сводились к этому. Черногоров при всей своей жадности не на шутку испугался, попытался замять эту историю, вернул частично деньги. Можно только догадываться, на какие цели они пошли: может, на захват школы в Беслане, а может, на подготовку других терактов.

— Вы упомянули, что Черногоров сменил несколько партий. Сейчас он идёт под знамёнами ЛДПР, а по этому же избирательному округу КПРФ выдвинула его двоюродного брата, вице-спикера Думы Ставропольского края Виктора Лозового. Говорят, их поссорил «земельный вопрос». Неужели и с братом не смог договориться бывший губернатор?

— Скромный военнослужащий, конечно, расцвёл в период губернаторства своего брата. Стал крупным политиком и землевладельцем. Правда, его биографию омрачило страшное событие. Как потом выяснилось, страшное для всех, кроме самого Лозового, который, как нетрудно догадаться, вышел сухим из воды. В 2005 году иномарка под его управлением врезалась на трассе в ВАЗ-2107. Муж и жена в «Жигулях» погибли, дети остались сиротами, и, как пишет пресса, правозащитники до сих пор собирают для них деньги…

А в ссору верить не нужно, это всё россказни. Если и обделил Бог Черногорова и его родственников многими талантами, то один точно оставил — природную хитрость. Лозовой одновременно идёт в краевую и федеральную Думу. Скорее всего, мы станем свидетелями того, как перед самыми выборами выдвиженец от коммунистов снимется с кандидатов в Госдуму в пользу Черногорова, оставшись на краевом уровне. Вот так вот, «вскладчину», братья рассчитывают хоть одного из них протащить в депутаты, введя в заблуждение федеральное руководство КПРФ.

Только нужен ли нам такой «народный представитель» в Государственной Думе Российской Федерации от Ставропольского края? Для меня ответ очевиден. Если помогу его найти и другим жителям края — буду считать свой долг выполненным. Только это долг не из разряда черногоровских. Он перед совестью и перед жителями края.